Проект «Рязань - Родной город»|Воскресенье, Июль 23, 2017|03:32
Вы здесь: Главная » новости » Педагоги старинного рода
  • Подпишись!

Педагоги старинного рода 

44444444444

В нашем городе проживает большое число педагогических династий. В том числе таких, чья деятельность на этом поприще проходила еще в позапрошлом веке.

Начался новый учебный год, и мы предлагаем вам познакомиться с одной из них. О своих предках нам рассказала Марина Светозаровна Мелешкова.

Московский вуз, основанный рязанцем

– Самым почетным членом нашей семьи, конечно, является Александр Степанович Ершов, – говорит Марина Светозаровна. – Он родился 20 июля (2 августа) 1818 года в сельце Ивачево Зарайского уезда Рязанской губернии в семье обедневших дворян. Окончил Рязанскую мужскую гимназию и первым из ее выпускников получил золотую медаль. А не так давно я узнала, что он был еще и первым обладателем именной стипендии рязанского дворянина и мецената Николая Рюмина.

После гимназии Александр Ершов поступил в Московский университет на физико-математический факультет. Казалось бы, перед нами готовый молодой ученый, причем здесь педагогика? Но дело в том, что к моменту завершения Ершовым обучения министр народного просвещения С.С. Уваров обратился к ректору университета с просьбой направить лучших выпускников для усиления естественно-научного образования в гимназиях. Так молодой человек ступил на стезю преподавания и дал начало педагогической династии.

Помимо преподавательских данных в молодом учителе «билась» жилка изобретателя, новатора. К счастью, ему не препятствовали с выездами в Европу для усовершенствования в прикладной математике. Там он бывал на технических выставках, пытливо интересовался методами преподавания в заграничных вузах. И, в конце концов, окончательно утвердился в мысли, что в корне неверно, когда российская молодежь «за инженерными» навыками отправляется за границу. Россия имеет все возможности для создания собственного технического вуза.

– Вскоре Александр Степанович становится преподавателем начертательной геометрии и практической механики в московском ремесленном учебном заведении (МРУЗ), – продолжает Марина Мелешкова. – Там в основном учились дети из небогатых и даже бедных семей. И хотя они получали основы технических знаний, на выпуске все равно становились рабочими заводов и фабрик. И мой прапрадед задался целью превратить ремесленное училище в высшее.

Совмещая профессорскую деятельность в Московском университете с работой в МРУЗе, он приступил к укреплению учебной базы училища и начал с того, что стал приглашать для чтения лекций своих коллег, вузовских профессоров. Когда в 1859 году Ершов стал директором МРУЗа, он уже точно знал, в каком направлении двигаться. К сожалению, чиновничья волокита в России никогда не теряла статуса «образцово-показательной», а потому борьба за признание права ремесленного учебного заведения именоваться высшей технической школой и за его Устав продолжалась… десять лет!

21 февраля 1867 года в 49 лет Александр Степанович Ершов к потрясению учащихся и преподавателей скоропостижно скончался. При новом руководителе в проект Устава внесли очередные изменения, и 1 июня 1868 года он получил высочайшее утверждение. Так в России появилось высшее Техническое училище, которое стало готовить «механиков-строителей, инженер-механиков и инженер-технологов».

Теперь этот московский вуз именуется иначе, он известен абсолютно каждому в нашей стране и далеко за ее пределами, потому что Александр Ершов стоял у истоков создания Московского государственного технического университета им. Н.Баумана.

Любовь на фоне войны

– У Александра Степановича осталась 15-летняя дочь, которая вместе с ним ездила за границу – Анна Александровна Ершова, – продолжает знакомить нас со своей династией Марина Светозаровна. – Семья осталась ни с чем, квартира у них была при учебном заведении, и маменька отправила девушку в Рязань к родственникам, где Аня вскоре вышла замуж за дворянина Ивана Николаевича Мельгунова. Родились дети, последним, восьмым, ребенком стала дочка Аня, моя бабушка – Анна Ивановна Мельгунова. После окончания в Рязани гимназии Екимецкой Анечка Мельгунова поступила на Высшие женские курсы В.А. Полторацкой в Москву. Там в нее влюбился профессор филологии, польский подданный Витольд Фаддеевич Ярмолович. Вероятно, состоялась бы свадьба, но планы порушила Первая мировая война. И эта прелестная девушка в 1915 году оканчивает в Петрограде курсы сестер милосердия, возвращается в Рязань и работает в госпитале.

Очень давно и совершенно случайно Марина Светозаровна нашла в сарае дома, в котором семья и поныне живет с 1886 года, корзину с письмами жениха Анечки к ней. Переписка обрывается в августе 1916 года. Кто он такой, этот Витольд Ярмолович? Марина Светозаровна попыталась выяснить, и успешно:

– Мне прислали архивную выписку о том, что он посмертно награжден орденом Святого Георгия 4-ой степени, с описанием событий, за которые получил награду.

С моим дедом бабушка познакомилась на войне, и я поняла, что в ответ на смерть жениха горюющая невеста отправилась в действующую армию. На войне произошла ее знаменательная встреча с сербом Младеном Мирчетичем, начальником санитарного поезда.

Русский серб

Шесть веков Сербия находилось под игом турок. В Призране – родном городе Младена действовала молодежная организация, борющаяся за освобождение своей родины. В связи с этой деятельностью молодой человек вынужден был бежать из страны, воспользовавшись помощью русского консула. Узнав, что Младен окончил гимназию, консул снабдил его ходатайством о приеме в Московский университет, где тот и обучался на медицинском факультете. В 1905 году его исключили за участие в революционных событиях, потом восстановили, но из-за этого врачебную практику он начал в самом отдаленном уезде Тамбовской губернии. Оттуда ушел на фронт, где и познакомился с нашей землячкой.

В 1918 году Младен и Анна поженились, в 20-е годы приехали в Рязань. В городе на тот момент было всего две больницы, Мирчетич стал главным врачом той, где сейчас располагается поликлиника №14. Марина Мелешкова продолжает:

– С удовлетворением отмечаю, что в поликлинике идут большие перемены, достойные памяти моего деда.

В 1922 году у четы Мирчетичей родился сын, которому дали славянское имя Светозар. Он продолжил педагогическую династию, и теперь уже в наши дни остается самым именитым ее представителем. До 15 лет Светозар воспитывался с бабушкой, дочерью Александра Ершова. Из всего многочисленного рода документальную память о Ершове сохранил именно он, и его будущее определила врожденная «ершовская» смекалка. Светозар Младенович окончил Московский институт инженеров транспорта, а затем аспирантуру. Вначале преподавал в железнодорожном техникуме, потом стал доцентом и заведующим кафедры механики в Рязанском сельскохозяйственном институте. Занимался изобретательской деятельностью, что подтверждено несколькими авторскими свидетельствами.

К слову, преподавательству посвятила свою жизнь и сама Марина Светозаровна, ее муж и сноха, кандидат филологических наук.

Последний славянофил?

Первое, что отмечает Марина Светозаровна, вспоминая отца, его страсть ко всему русскому, православному. В широком смысле он был истинным славянофилом. Светозар Младенович помогал с организацией музеев Срезневского и Скобелева, выступал за возрождение казачества на рязанской земле, добивался восстановления храма Спаса-на-Яру, участвовал в создании Товарищества «Земля рязанская». Его волновали вопросы образования, он ратовал за ранее дошкольное и домашнее воспитание, потому что, по его мнению, учеба – это большой труд, и подготовительные навыки к нему должны воспитываться в семьях.

– Отец понимал, – рассуждает Марина Светозаровна, – что только православие и неукоснительное следование его канонам могут спасти Россию. Он принял демократические преобразования 90-х и очень радовался, что Валентин Иванович Сафонов, его друг, прекрасный русский писатель, выдвинут в депутаты. Но не стало Сафонова, многое пошло не так, как мечталось, и Светозар Младенович загрустил. Слава Богу, он не дожил до бомбардировок Сербии силами НАТО, не узнал, что в депутаты идут не только те, кто переживает за Отчизну, но и те, кому нужна неприкосновенность для сокрытия миллионов неизвестного происхождения. Я часто помещаю его в современную жизнь. С кем бы ты был, мой отец, кого поддерживал? Знаю, что он радовался бы моим трем детям и семерым внукам, воспитывал бы их в высокой православной нравственности. По-прежнему болел бы душой за Россию и Сербию. Не приемля никаких платформ и объединений, поддерживал честных, принципиальных, умных людей. А мы по-прежнему, как и завещал отец, живем в нашем старинном доме, храня традиции предков и гордясь, что среди них много педагогов!

С представительницей прославленной династии общалась Ольга Челышева

М


Банер-на-ПроРязань-мелкий
Читайте также:

Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта