Проект «Рязань - Родной город»|Четверг, Август 16, 2018|11:45
Вы здесь: Главная » молодежь » Рязанская путешественница из Хабаровска: правда о катастрофе
  • Подпишись!

Рязанская путешественница из Хабаровска: правда о катастрофе 

00

Есть мнение, что для всестороннего развития личности необходимо бороться со стереотипами внутри себя. В случае, если вам это удается, вы становитесь генератором новых идей и всячески выделяетесь среди серой массы обывателей (в позитивном смысле). Один из самых результативных методов развития подобных способностей – это непосредственное знакомство с культурой, бытом и ментальностью других стран. Короче говоря, путешествия идут нам только на пользу. Но как я недавно выяснила, не обязательно посещать другие страны. Уникальный опыт можно получить и на территории собственной страны, учитывая, что она занимает огромную площадь и на ее территории не редко случаются различные стихийные бедствия.

Природа на этот раз разгневалась на Дальнем Востоке, и главным ее проводником стал Амур. Столицу Хабаровского края эта великая река почти обнимает. Большая вода сначала настигла пригородный, частный сектор, а в последние дни моего пребывания в Хабаровске добралась до трех городских улиц. В отличие от Китая, наводнение подступало медленно и обошлось без человеческих жертв.

Мое путешествие многому меня научило. Я поняла, что средства массовой информации чаще всего раздувают пламя масштаба чрезвычайной ситуации. Приехав туда, я поняла, что город в основной своей массе живет обычной жизнью. Обстоятельства существования меняются только у тех, кого затопило и тех, кто помогает (здесь я имею в виду официальные структуры и добровольцев).

В подобных условиях сразу становятся заметны асоциальные элементы общества.  Те немногие семьи, которые остались в своих затопленных домах не относятся к разряду благополучных. Вместе с огромным количеством брошенных собак и кошек они продолжают жить на своих островках – крышах и чердаках. Вместе с группой МЧС мы привезли питьевую воду и небольшой набор продуктов питания. Первый вопрос, который задал мне один из оставшихся в зоне затопления: «А вы не знаете, когда и где будут выдавать компенсацию?». Сложно его обвинять в меркантильности, ведь остался он в подобных условиях только для того, чтобы сохранить свое и так скудное добро. Здесь я осознала первую, а за ней и вторую проблему. Первая состоит в том что, как пострадавшие будут доказывать, сколько картофеля и других овощей у них погибло и есть ли у них вообще документы на дома, в которых они проживали, для получения компенсации? Недовольных будет много.

Вторая проблема: не убиваемое в нас иждивение. Разве государство виновато в том, что Амур настолько масштабно разлился? Если даже и не виновато в умах хабаровчан, но именно государственные органы должны помочь пострадавшим. Я не оспариваю всю сумму федерального бюджета, выделенную на ликвидацию последствий, но кто из жителей в дальнейшем застрахует свое жилье?  Мне кажется, из множества сделают это единицы. Или кто из них будет по собственному желанию помогать в восстановление нормальной городской жизнедеятельности? Я видела каждый день не больше ста-ста пятидесяти добровольцев. За все полуразрушенные дома люди будут требовать по полной программе, а аппетиты по мере понимания всех возможных выплат будут расти. Такой уж мы народ. Кто-то сможет даже на этом заработать, так было после пожаров в 2010 году в Рязанской области. Заработавшие, даже не усомнятся в свое правоте.

Хабаровск разделился для меня на чудесных и омерзительных людей, но в прочем так, наверное, везде, просто в тех условиях подобное ранжирование удавалось легче. Когда добровольцы строили дамбу,  мимо них прошел местный житель с двумя бутылками пива. Залез по пояс в воду и пробрался в свое затопленное жилище. Ребята улыбнулись и продолжили свою работу по спасению его и других домов. Это были люди разных возрастов и профессий. В каждом из них была частичка того замечательного Хабаровска, которую я запомню навсегда. Уверена, что по мере развития нашего общества «социализм души» — потребность в сотрудничестве и взаимовыручка будет только увеличиваться. Ну, или, как минимум, я на это надеюсь. Мы не сможем сохранить страну, если не перейдем от «общества потребления» к «обществу переживания». Нам жизненно необходимо заменить массовое желание обладания новым айфоном, на желание быть полезным для тех, с кем ты живешь в одном доме, на одной улице, городе, регионе, стране. Наверно я идеалист, но других вариантов не вижу. Воспоминания о хабаровских добровольцах сохраняют во мне веру в эту идею.

Дальнему Востоку еще долго предстоит бороться с последствиями наводнения. И эта тема не вызовет у средств массовой информации такого ажиотажа как прежде. Кому интересна рутинная работа по сушке подвалов, подъездов, восстановлению жилищно-коммунального хозяйства или санитарной обработке территории?

Жители Хабаровска критически относятся к отставке Виктора Ишаева, и не считают ее добровольной. Их земляк, по мнению хабаровчан, сделал много полезного для их края и мог еще сделать. С точки зрения общественно-политических последствий, ЧС окажет большое влияние на результаты выборов в предстоящий единый день голосования. С искреннем сожалением один таксист рассказывали мне, что их главная достопримечательность, мыс и набережная, после схода воды будут разрушены. Надеюсь, его опасения не оправдаются. Я видела закат с тогда еще не до конца затопленной набережной, это удивительное зрелище.

Путешествие в Хабаровск сломало многие мои стереотипы и поддержало мою веру в человека. Это уникальный опыт, который позволит не делать увиденных ошибок. Ну, и как минимум я теперь знаю, как строятся дамбы из мешков с песком.

Янина Кувшинова


Банер-на-ПроРязань-мелкий
Читайте также:

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта