Проект «Рязань - Родной город»|Воскресенье, Сентябрь 27, 2020|08:59
Вы здесь: Главная » молодежь » Путешествие из Рязани в Москву или Познакомься с творчеством «рязанского француза»
  • Подпишись!

Путешествие из Рязани в Москву или Познакомься с творчеством «рязанского француза» 

1

Июньское лето разгорается пламенем, солнце полуденными лучами бьет по головам, группа рязанских энтузиастов собирается в Москву. И для столичного трипа есть повод — выставка «рязанского француза» Попова-Масягина в ЦДХ. Трасса М5 заполнена машинами, из колонок похрустывает old jazz. Всем что-то нужно от Москвы, только вот Москве ничего от нас не нужно.

Пассажиры собрались разношерстные, но все они одинаково любят искусство. Разговоры ведутся то возвышенные, но «возниженные». Девушка-дизайнер с очаровательной улыбкой разливает на заднем сидении Ламбруско. После она заполняет содержимое пластмассовых стаканчиков льдом. Музыка градируется от блюза до Игги Попа. Сигаретный дым тонкой струйкой выходит в окно, за окном пестрит зеленью лето.

Мое настроение растет прямо пропорционально столбику термометра. Мы с водителем обсуждаем профессиональные издержки профессии под названием журналист. По словам водителя, кстати, талантливый человек — болезненно амбициозен. Зачастую, у такого персонажа есть склонность к шизофрении и скрытое желание прогореть. На своем веку он повидал много «журналюг» подобного толка. Но с большинством из них работать бы не стал.

Мы подъезжаем к коломенской заправке, покупаем фаст-фуд и газировку «Dr. Pepper» с вишней. Я беру в охапку свежий номер Русского Репортера и занимаю треть поездки чтением критических статей. За окном проступает одно-двух-трехэтажное Подмосковье. Чем моложе дома, обращенные фасадом к дороге, тем выше их заборы. Чем старше такие дома, тем их заборы скромнее и ниже — вернее было бы назвать их палисадами. «Забавный парадокс», — подумалось мне.

Подъезжаем к ЦДХ, по приглашению проходим внутрь, поднимается на второй этаж по эскалатору. Богемная Москва неторопливо сползается к выставочному залу.  Reference —так называется данное мероприятие. Платформа для развития французской культуры и дизайна в России.  По словам одного из организаторов, Киры Озани (генерального директора K2hexpo), сильной стороной русско-французских отношений принято считать культурный обмен.  В этом мне предстоит убедиться лично.

«Какое отношение все происходящее имеет к Рязани?» – спросите вы. Повторюсь, сегодня 18 июня, в ЦДХ экспонируются работы Володи Попова-Масягина.  Он долгое время жил в Рязани, но сейчас вместе со своей семьей Владимир обитает в Париже.  Мы перемещаемся по выставочному залу, минуя дизайнерские «прелести», и добираемся до нужного места. На меня смотрит длинная пастельная инсталляция. Над ней красуется надпись «ВОЛОДЯ ПОПОВ-МАСЯГИН».  Мы пришли. Время широко раскрыть глаза.

Картины, инсталляции, журналисты, художники, фотографы, операторы смешиваются в моей голове в единый перфоманс.  Умеренная суета,  приглушенное многоголосье, пестрота картин резонируют, диссонируют, располагают, отталкивают.  Самое время упомянуть Strugan’s art group — художественное трио, одного из участников которого я уже неоднократно представляла (Попов-Масягин). Два других художника — Александр Суханов и Степан Хромов, также экспонируются на сегодняшней выставке. Они также рязанцы и также прославляют наш город в масштабах страны и мира.

В момент знакомства со «стружанами» у меня возникает вполне логичный вопрос. Почему, когда речь идет о рязанском искусстве, все вспоминают  исключительно Есенина?  Все знают Есенина, не все знают Попова-Масягина и совсем немногие знают Strugan’s art group.  Пришло время рассказать о наших художниках во всеуслышание.

Ничто красноречивее не расскажет о творце, чем его работы. Я продолжительное время созерцала картины «стружанов» на Reference. И выявила несколько закономерностей, своего рода лейтмотив творчества…и это женщины. Культ женских тел, изгибов, грации, лиц, эмоций. Ни для кого не секрет, что само слово «муза» — женского рода. Вместе с ним «женщинами» остаются планета Земля, моря, реки, цветы. И более абстрактные явления — жизнь, смерть, любовь и т.д.  Прекрасный гендерный стереотип от Strugan’s art group пришелся мне по нраву.

Помимо культа женщины в глаза бросились цвета, а если быть точнее, их экспрессивность.  Обилие красного, черного, желтого, охры и золота.  Своего рода торжество цвета над линией. Притом, что линия является тонкой и точной, возможно даже точеной. Картины, экспонируемые на Reference, представлены в качестве элемента декора помещений любого типа. Но, в моем понимании, являются самодостаточными. Иногда искусство кощунственно упаковывают в  стены выставочных залов, впихивают в тесные клубы и арт-площадки. «Дайте больше свободы картинам»,  – вертится у меня на языке, но так и не соскакивает с него.

Сами художники производят впечатление свободных от социальных предрассудков личностей, они открыты и просты в общении. «Стружаны» называют свое искусство слегка хулиганским, немного уличным,  и свободным от постмодернистских клише. Они расслаблено перемещаются по ЦДХ,  непринужденно общаются с прессой и арт-тусовкой, отвечают на мои вопросы, улыбаются и машут.

Бывает, едешь на мероприятие подобного толка, и зубы сводит от предстоящего пафоса и пустословия.  Ничего из перечисленного я в ЦДХ не увидела. Художники, в самом широком понимании этого слова, существуют по принципу горизонтали. Финансовые, национальные, географические, политические разделения придумали сторонники вертикали. В мире полнокровного искусства все равны. Это теплое чувство я вынесла в себе до процесса написания текста. Выставка Reference окончательно разрушила мои сомнения касательно мира арта: во-первых, искусство живо; во-вторых, в нашем городе оно цветет буйным цветом; в третьих прикоснуться к нему может каждый. Ты — не исключение.

18 июня 2013 г.

Мария Забурдаева

 

Читайте также:

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта