Проект «Рязань - Родной город»|Пятница, Февраль 23, 2018|04:36
Вы здесь: Главная » молодежь » Антинародное искусство, или Почему Рязань похожа на Гарлем?
  • Подпишись!

Антинародное искусство, или Почему Рязань похожа на Гарлем? 

htmlimage

Большой толковый словарь дает такое определение термину граффити: «Надписи на стенах зданий, сделанные от руки». В этой связи, очень долго не могла понять смысл названия фильма «Американские граффити», ведь там вроде бы никто ничего на стенах не пишет и не рисует. Вот «рязанские граффити» в дополнительном объяснении не нуждаются. Вышел на улицу, и вот оно, пожалуйста… Исписаны и изрисованы все горизонтальные и вертикальные поверхности. Можно ли бороться с этой напастью, разбирался корреспондент «Родного города».

«Суб» и «контр»

Кстати, культовый фильм вышел на экраны в 1973 году, так что явление это не из новых. Свои граффитчики были еще в Древнем мире. Зарождение современного граффити обычно относят к началу 1920-х годов, тогда в США рисунками и надписями стали помечали товарные вагоны. Потом технику граффити взяли на вооружение политические активисты для распространения своих идей, потом оно стало наглядной частью молодежной музыкальной культуры, а потом… В общем, в один прекрасный момент, граффити зажило своей жизнью, оторвавшись от среды его породившей, как лист от ветки.

Защитники граффити представляют его как часть современного уличного искусства, но факт остается фактом, это чисто хулиганское явление, «крик души» человека, переполненного эмоциями, который не находит ничего лучшего, как взять баллончик с краской и выплеснуть свое настроение на близлежащую стену. Сейчас граффити – субкультура, контркультура и андеграунд одновременно. От этой «гремучей смести» эпатажность и даже откровенная агрессивность в методах.

Грязь, мерзость, «руки бы поотрывать», уродство, «не знаю, кому это может понравиться», хулиганье… При опросе на улице рязанцы не стеснялись в выражениях. С другой стороны, граница между вандализмом и творческим самовыражением весьма условна. Граффити может не уродовать, а украшать город. Пример

– Боровск. Этот калужский городок на всю страну славится своими масштабными картинами, нарисованными на фасадах домов.

Искусство не для всех

При подготовке статьи мы пообщались с людьми, которые так или иначе сталкивались с граффити, мнения о том, искусство ли это разделились. Вот, к примеру, точка зрения человека, который «живет» внутри этой субкультуры. Алексей – граффитчик со стажем, но как большинство из представителей тусовки старается не афишировать свою деятельность, а потому, по обоюдной договоренности, мы ограничимся только именем.

– Изначально являясь визуальной частью субкультуры хип-хопа, рэпа, панк-рока, хардкора где-то в 90-х годах граффити вышло на уровень искусства, – считает Алексей. – Не вижу ничего плохого, если нанесение изображений проходит в цивилизованных рамках. Ведь до сих пор во всех странах на улицах выступают циркачи, фокусники, музыканты. Граффити – такой же вид уличного искусства.

Тем более что, по словам Алексея, с некоторых пор элементы граффити широко используются в инсталляциях, абстрактных формах и плакатах современных художников, архитекторов и скульпторов. И в дизайне одежды, разумеется. Те же принты, лейблы и логотипы – это явные заимствования трафаретного граффити. С этой же техникой охотно работают такие известные фирмы как «Адидас» и «Найк», они же спонсируют фестивали граффити. Вместе с тем, Алексей утверждает, что конфликт «отцов и детей» в этом вопросе не исчезнет никогда:

– Чтобы понять этот стиль нужно чувствовать современную культуру, жить в ней, ощущать ее ритм и скорость. Люди старшего поколения и художники советской школы не поймут этот вид искусства, потому раньше граффити что в нашей стране практически не встречалось.

«Зачем стулья ломать?»

Мы не против того, что граффити – искусство, но, как вопрошал классик, «зачем же стулья ломать?» В переводе на нашу тему – зачем все подряд размалевывать? В Европе и Америке

граффити на стенах – явный признак неблагополучного, криминального района, такого, как Гарлем в Нью-Йорке. А у нас таким сделали целый город. Поэтому, поневоле согласишься с жестким заявлением Василия Колдина, директора Рязанского художественного училища им. Г.К. Вагнера:

– В том виде, в каком граффити существует в нашем городе, это чистой воды хулиганство. И те, кто разрисовывает поверхности домов, скамеек, столбов, автобусов и так далее до бесконечности – это хулиганы. Такое народное творчество – не законно. Иногда среди тех, кто разрисовывает стены, попадаются своего рода «робин гуды». В изображениях они поднимают благородные темы, но рисуя там, где им захочется, они все равно встают в один ряд с обыкновенными хулиганами. И попытки, типа, вот вам, ребята, стена, рисуйте, а мы вам еще премию дадим, на мой взгляд, провальны. Потому что лишает граффитчиков основного – драйва, внезапности. Они тогда станут причесанными мальчиками в галстуках, а для них это неприемлемо. Бороться с этой напастью можно только с помощью закона. Нужно, чтобы они сознавали неотвратимость наказания: исчеркал стену – обязательно заплатишь деньги за порчу имущества. Вот тогда, возможно, их количество поубавится.

Василий Иванович сам однажды вышел «на тропу войны» и, надо сказать, вышел победителем:

– Неподалеку от училища располагался салон, где продавали баллончики с краской, подростки выходили, и тут же, за дверью начинали опробовать их работоспособность. Я добился запрета на продажу, иначе, вся округа была бы изрисована. Но это пока единичный, частный случай.

От одной до трех

Кстати, в той же Америке, в 1982 году двое криминалистов сформулировали «теорию разбитых окон». Согласно ей, если кто-то разбил стекло в доме и никто не вставил новое, то вскоре ни одного целого окна в этом доме не останется, и вскоре начнется мародерство. На практике было доказано, что даже небольшие разрушения, мусор и граффити на улице неизбежно приводят к увеличению уровня вандализма и серьёзным правонарушениям. С тех пор Нью-Йорк ведет жесткую войну с граффити, в городе

имеется специальное подразделение полиции по борьбе с уличными художниками, и можно получить вознаграждение за полезную информацию.

О том, как в «родных палестинах» пытаются бороться с этой напастью, нам рассказал заместитель начальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Рязанской области Юрий Власов:

– Несанкционированное нанесение рисунков и надписей преследуется областным законом «Об административных правонарушениях». В нем есть статья «Нанесение надписей и рисунков в общественных местах» и ее нарушителям грозит штраф от одной до двух тысяч рублей. Для тех, кто нанес рисунки или надписи непристойного характера, нецензурное слово или выражение сумма возрастает до трех тысяч.

По словам Власова, в данный момент работа по выявлению нарушителей этой статьи особенно акцентирована. Допустим, если во время рейда будет задержан молодой человек в состоянии алкогольного опьянения и при нем обнаружатся баллончики с краской, это станет поводом для дополнительного разбирательства.

– Однако, все мы отдаем себе отчет, что поймать «за руку» подобных «художников» крайне проблематично, именно в силу специфики граффити, которое подразумевает быстроту нанесения изображения и быстроту реагирования самого человека, – говорит замначальника. – К сожалению, по этой же причине, удаление надписей возлагается на владельцев зданий, на ТСЖ и управляющие компании. В идеале это следовало бы поручить самим хулиганам. Тем не менее, задержать «граффитчика» можно. Может быть не по «горячим следам», но достаточно быстро. И в этой связи многое зависит от бдительности и наблюдательности граждан. Если вы заметили кого-то за этим родом деятельности, сообщите в полицию.

Какой из всего этого можно сделать вывод? Даже если граффити – искусство, то своей манерой легко выходить за рамки дозволенного, дискредитировало себя в глазах подавляющего большинства рязанцев. На мой субъективный взгляд, к настоящим граффити можно отнести яркие, жанровые «раскраски» бесхозных зданий в парке ЦПКиО и на стене в Городском парке. Все, что «наляпано» на стенах наших многострадальных зданий – демонстрация безвкусицы и наплевательского отношения к родному городу и его жителям.

Ольга Челышева

 

Есть мнение

Дмитрий Калтаченко, префект Советского района г.Рязани:

– Охотно верю, что многие молодые люди считают себя художниками граффити и хотят им заниматься всерьез. Но пусть они посмотрят в Интернете, какие великолепные фестивали проходят в Америке, Европе и ряде российских городов. Это цивилизованно, красиво, стильно. Мы несколько раз пытались организовать в Рязани нечто подобное, но никто не откликается, а для этого обязательно должен быть некий костяк из числа граффитчиков. То, что сейчас происходит в городе, я иначе чем обыкновенным хулиганством не назову. Иногда хочется поймать этого человека, дать ему в руки валик и заставить закрасить все, что он нарисовал.

Пользуясь случаем, я приглашаю тех, кто рисует граффити встретиться, все обсудить и работать сообща. У нас есть для них

площади, у них есть желание и талант. Пришла пора это совместить.

 

Василий Колдин, директор Рязанского художественного училища им. Г.К. Вагнера:

– Возможно, когда-то возникнет профессионально искусство, использующее стилистику граффити, но пока у нас таких подвижек нет. Навскидку я не припомню российских художников, использующих стилистику граффити. С другой стороны, есть монументальное советское искусство – запрограммированная, ангажированная скукотища. Было бы неплохо, если бы наши профессионалы-монументалисты позаимствовали азарт, свойственный граффитчикам.

 

Алексей, художник граффити:

– «Изобразительную грязь» чаще разводят подростки. Разумеется, я категорически против хаотичного нанесения надписей, где вздумается, но, думаю, властям города и правоохранительным органам следует прийти к некоей договоренности. Потому что с одной стороны нас призывают рисовать красивые картины на замызганных фасадах, с другой, первый же полицейский заберет граффитчика в отделение. Наверное, им следует договориться, что вот есть стены, специально выделенные для граффити, и чтобы художникам никто не мешал. По-другому не получиться. Ну и, разумеется, у каждого уличного художника должен быть внутренний моральный кодекс. На рязанском кремле, слава богу, пока никто ничего не нарисовал. Граффити, конечно, выросло из хулиганства, но не надо кичиться этим фактом.

В налаживании контакта между властями и граффитчиками, в организации фестивалей и конкурсов телевидение, радио, газеты не помощники. Надо выходить в интернет-издания, соцсети, размещать объявления в магазинах и клубах «завязанных» на молодежной среде. Искать спонсоров. Чтобы художники не тратили на разрисовку общественных зданий личные средства и материалы.

 

Юрий Власов, заместитель начальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и

подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Рязанской области:

– Если выражать собственную точку зрения, то я, как и большинство горожан, противник варварской разрисовки зданий и сооружений в городе. Не могу с уверенностью сказать, относится ли граффити к разновидности изобразительного искусства, но то, что оно требует пространства и больших площадей, это факт. Среди тех, кто занимается граффити много талантливых художников, я не думаю, что они разменивают свой талант по пустякам, разрисовывая стены.


Читайте также:

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта