Проект «Рязань - Родной город»|Воскресенье, Август 19, 2018|02:08
Вы здесь: Главная » новости » Восемнадцать семей Валерия Протасова
  • Подпишись!

Восемнадцать семей Валерия Протасова 

1

Общаться с директором Рыбновской школы-интерната для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Валерием Протасовым — одно удовольствие.

Хотя, казалось бы, разговоры с журналистами давно должны были набить ему оскомину. Данное образовательное учреждение вниманием местной прессы не обижено. Более того, во время периодически возникающих в российском обществе «громких событий» вокруг очередного обиженного ребенка, к Валерию Протасову приезжают гости из столицы, из самых «раскрученных» федеральных изданий и телеканалов.

Простите, но на горох не ставим…

- Местоположение очень удобное, — объясняет Валерий Николаевич. – От Москвы пара часов, еще пару часиков здесь поговорить, поснимать — и репортаж на злободневную тему готов. Недавно вот приезжали ваши коллеги с очень известного федерального телеканала. Спрашивают: «Где у вас карцер, куда вы детей запираете?». Сначала думал – шутят… Уже хотел ответить, что у нас не карцер, а подвал с цепями и оковами. Но вовремя понял: нет, не шутят ребята. На полном серьезе спрашивают. Пришлось разочаровать – нет у нас карцера. Давайте я вам лучше покажу, как у нас живут семьями. Как быт устроен. Чем занимаемся. Вопросы детям задайте. Только про карцер лучше не спрашивайте – смеяться будут. Смотрю глаза, у журналистов потухли, видно не интересно им про нормальную жизнь снимать. Может, вы их бьете, хотя бы изредка? – спрашивают. И опять пришлось разочаровать – не бьем, и на горох не ставим, и даже обеда не лишаем. Совсем заскучали наши гости. Для приличия чего-то поснимали и быстренько уехали. А репортаж так в эфир и не пошел. Действительно, про что рассказывать, если карцера нет…

Нет, конечно, права ребенка необходимо защищать на государственном уровне. Уж кому-кому, а мне это очень хорошо известно. До 90% наших учеников – сироты при живых родителях. Но эта тема такая, что нужна особая деликатность. А у нас как всегда получается – сверху дали отмашку, ну и пошли шашкой махать. Тут недавно комиссия приезжала. «У вас что, дети сами посуду моют?» «Моют, — говорю. – И не только посуду, но и полы, и даже носки стирают». « А вы знаете, что это нарушение прав ребенка?». Ну, вот как тут разговаривать? Как объяснять, что в нашей ситуации иждивенчество — настоящая болезнь. Эти дети и так уверены, что общество перед ними во всем виновато, и что им все обязаны. И выходят с этим убеждением в «большую жизнь». И получают по полной программе. Осталось им только носки стирать запретить, и сразу же все проблемы с правами ребенка сами собой решатся.

Приветливые полицейские

На самом деле с чувством юмора у Валерия Протасова все в порядке. Да и нельзя при его работе иначе. Иногда хорошая шутка десятка нравоучительных нотаций стоит. Казалось бы, совсем тяжелая ситуация, а посмеялись – вроде бы полегче стало, а там и выход  нашелся.

- Год назад к нам тридцать ребят перевели из Зареченской школы-интерната, — вспоминает Валерий Протасов. – Там такой микроклимат сложился, что пришлось его расформировать. Не хочу сейчас причины анализировать. Но факт остается фактом. А я уже не понаслышке знал о тамошних традициях и нравах. И вот представьте – всего у нас около 60 учеников. Сложившийся коллектив со своими традициями, нормами поведения, отношениями. Чего стоит эти традиции заложить и удерживать, разговор отдельный. И тут вливается 30 ребят с совершено другими понятиями о том, как нужно жить в коллективе. Согласитесь, есть от чего забеспокоиться… Но мы с коллегами, правда, заранее подготовились. Всю стратегию поведения разработали и обговорили до мелочей. Но все равно волновались очень. И вот настало «время «Ч»». Поехали мы за детьми. Они по летнему времени находились в лагере в Шиловском районе. Подъезжаем, а у ворот два полицейских стоят, и улыбки у них от уха до уха. Редко приходится таких приветливых стражей порядка наблюдать. Я даже шофера попросил остановиться. Выхожу, интересуюсь: «А что это вы, уважаемые, так радостно улыбаетесь?» А они: «Так вы же их сегодня заберете! Теперь, может быть, мы до пенсии доработаем!». «Вы-то, может, и доработаете, — думаю. – А я вот вряд ли…». Приехали домой. Мои педагоги и воспитатели нас прямо на крыльце встретили. Все в повышенной боевой готовности. На пару дней я специально взял паузу. Потом собрал коллег, спрашиваю: «Как впечатления?». Оказалось, права народная мудрость про тех, кто «лукавого малюет». Нормальные ребята. Были, конечно, некоторые проблемы, но в целом акклиматизация прошла вполне приемлемо. А сегодня, вообще, влились в коллектив, как родные.

Право выбора

Намеренно привожу рассказы Валерия Протасова практически без авторской правки. Хочется передать интонацию, подтекст, впечатления от общения. За этими вроде бы байками, почти анекдотами, стоит огромная практическая работа. Ежедневная, кропотливая, круглосуточная… И в том, что Валерий Николаевич всячески старается снять «героический пафос» с педагогических будней, тоже есть свой смысл, мудрость и даже привычка, выработанная годами.

- Наши дети все могут простить и понять, кроме неискренности, — рассказывает директор школы-интерната. – Лицемерия на дух не переносят. Иногда бывает, приходит новый педагог или воспитатель. Казалось бы, весь такой улыбчивый, прямо хоть варенье вари. А ребята его не принимают. И как бы он в дальнейшем к ним не подстраивался – бесполезно. А бывает и, наоборот, вроде бы ничего человек специально не делает, чтобы им понравиться. Просто честно и искренне отвечает на вопросы, не лукавит – и они за него в огонь и в воду. Вообще, уже через пару дней понятно, сможешь у нас работать или нет.

- Валерий Николаевич, вы тут обмолвились о семьях… Что это значит?

- Тут все просто. У нас школа-интернат семейного типа. Существует два типа проживания учеников – общежитие и  семья. У нас семья. Обычно это группа из 6-7 человек, мальчики и девочки. Двое старшеклассников, двое среднего возраста 12-13 лет, ну и 2-3 малыша. Им выделяется свое помещение, где они спят, готовят уроки, проводят досуг. В общем, живут семьей. Вырабатывают свой тип отношений, свои порядки. Старшие помогают и заботятся о младших. У каждого есть обязанности. В общем, практически все как в настоящей семье. К каждой такой группе приставлен воспитатель, который постоянно контролирует ситуацию.

- И все равно не совсем понимаю… Это что, игра такая?

- В какой-то степени. Хотя для детей эта ситуация очень быстро становится единственно возможной. Ведь многие из них свои настоящие семьи практически не помнят. Поэтому наши семьи для них — самые настоящие.

- И что, конфликтов не бывает?

- Ну а как в семье может быть без конфликтов? Всякое бывает… И это, я считаю, нормально. Другой вопрос, на какой почве эти конфликты возникают и какими методами решаются… Тут очень многое зависит о педагогов и воспитателей.

- Вам часто приходится вмешиваться?

- Приходится иногда. Но стараюсь это делать как можно реже. Доверие – один из главных принципов нашей жизни. Уверен, что порой лучше быть обманутым, но не лишать человека права самостоятельного выбора.

Взрослые – потерпят?

Честно признаюсь, когда обдумывал эту статью, хотелось больше внимания уделить проблемам, с которыми Владимир Протасов сталкивается практически ежедневно. Это и кадры – молодой специалист, педагог или воспитатель, получает такую зарплату, что найти желающих работать в школе-интернате очень сложно. А ведь тут еще не каждый сможет. Кроме педагогического диплома нужен особенный строй души.

- Конечно, мы пытаемся найти хоть какие-то материальные стимулы, — признается директор. – Но сделать это очень трудно. Проблему необходимо решать на государственном уровне.

Как, впрочем, и большинство проблем, с которыми сталкивается Валерий Протасов. И, получается – писать о них, еще раз сыпать соль на раны.

- Ну, поплакались мы друг другу в жилетку, — усмехается Валерий Николаевич. – А толку что? Нет, вы не подумайте, я по характеру оптимист. Другие здесь не задерживаются. Просто иногда хочется заорать: господа, хватит красивые слова говорить и решать за счет детей свои конъюнктурные проблемы. Пора уже не только говорить, но и дело делать. Хотя, было бы неправильно не сказать о том, что ситуация все же меняется в лучшую сторону. Медленно, неповоротливо, но все же, меняется. Правда, эти изменения в основном касаются материального обеспечения. Но и то слава Богу! Мы все-таки взрослые – потерпим…

 Михаил Колкер

 

 


Банер-на-ПроРязань-мелкий
Читайте также:

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта