Проект «Рязань - Родной город»|Воскресенье, Сентябрь 24, 2017|18:56
Вы здесь: Главная » новости » Четыре прадеда рязанской журналистки были героями Первой мировой войны
  • Подпишись!

Четыре прадеда рязанской журналистки были героями Первой мировой войны 

1

Уважаемые читатели! Этой публикацией мы продолжаем серию рассказов о рязанцах, участниках Первой мировой войны.

До сих пор помнят на Оке бакенщика Ивана Шелякина. Да и как забудешь, когда он чуть ли не первым во всей округе стал заниматься этой почтенной профессией – безопасный путь судам указывать. Было это во времена давние, когда регулярное судоходство на Оке только еще открывалось. А пост бакенщиков находился на окском острове Медвежья голова.

Родом был Иван из старинного монастырского села Нармушадь, что в Шиловском уезде, недалеко от Окского берега. И сын его Аким тоже был бакенщиком. Видно, правильно жил Аким Иванович, по совести. За это Господь дал ему 12 сыновей. Вот с них и начался славный шелякинский род. А уж они и их потомки разнесли славу своей фамилии по всей России, от Финляндии до Камчатки. Дружили с легендарными оперными певцами братьями Пироговыми. Любили с детства родную Оку. Да и вообще речниками были знатными, и не только речниками. Служили Шелякины на императорском флоте, ходили по морям и океанам и воинской славой были не обижены.

Георгиевская традиция

Такое былинное начало рассказа о знаменитой рязанской семье — вполне уместно. Знакомишься с историей этого славного рода и только диву даешься! Как вообще это возможно: четверо из братьев Шелякиных — Георгиевские кавалеры, а один, Михаил Акимович, был удостоен полного Георгиевского банта. Вот уж, действительно история так история — под стать бажовским сказам.

С правнучкой полного Георгиевского кавалера Михаила Акимовича, рязанской журналисткой Вероникой Шелякиной мы беседуем об ее прадеде, семье и дне сегодняшнем.

- Совсем недавно через социальную сеть со мной связался Иван Шелякин из Нижнего Новгорода, — рассказывает Вероника. – И он,  и я вначале думали, что мы просто однофамильцы, а когда выяснили, что предки наши из одного села Нармушадь, стало ясно – родственники. Хотя у меня сразу же появилась уверенность в нашем родстве. Стоило только на его фотографию взглянуть – вылитый мой прадед Михаил. Оказалось, он правнук его брата Андрея Акимовича. А Иваном его назвали в честь основателя династии, первого окского бакенщика Ивана Шелякина. Он у нас — продолжатель семейной традиции: окончил Волжскую академию речного флота, служит рулевым на теплоходе «Рихард Зорге».

Прадед нижегородского Ивана также был личностью замечательной. По семейной традиции с детства на реке пропадал, а когда время пришло выбрал для себя морскую службу. Об уровне профессиональной квалификации Акимовичей можно судить уже по тому, что Андрей с 1902 по 1912 год был рулевым на императорской яхте «Полярная звезда». За спасение яхты в финских шхерах, имел наградные часы от императрицы Марии Федоровны с гравировкой: «Рулевому Императорской яхты «Полярная звезда» Андрею Шелякину за личное мужество и храбрость. Императрица Мария Федоровна, 1911 год». Что уж там конкретно произошло в Финских шхерах, сегодня доподлинно неизвестно, но и без подробностей понятно – такие подарки, да еще с подобными надписями, за красивые глаза не вручаются. Видно, действительно, совершил Андрей Акимович нечто выдающееся по своему героизму.

Участвовал мужчина в Первой мировой. Был удостоен двух Георгиевских крестов за храбрость. После войны вернулся в родную Нармушадь и по семейной традиции работал бакенщиком. За добросовестный труд был назначен командиром Медвежского поста. Прожил долгую и, надо думать, счастливую жизнь. Умер в 1955 году. Именно с Андреем Акимовичем наиболее близко дружили братья Пироговы. Интересно знали ли певцы о наградных часах? Наверно перед ближайшими друзьями не утерпел похвастаться. Хотя в советское время о таких наградах лучше было не распространяться даже перед близкими друзьями.

- Куда потом эти часы делись, неизвестно, — рассказывает Вероника Шелякина. – Иван пишет, что слышал от отца, что дедовские георгиевские кресты он видел, и даже маленьким играл с георгиевской ленточкой. А вот подарок императрицы таинственно исчез.

Еще один из Акимовичей, Федор служил с 1912 года на флоте. Радист канонерской лодки «Гиляк». Участник 1-й мировой войны. Георгиевский кавалер. С 1922 года работал в судовой инспекции в Рязани. Затем, до конца жизни, был старшиной бакенщиков на Добрынине острове.

Евстигней Акимович также не нарушал семейных традиций, службу проходил на императорской яхте «Штандарт», и был награжден Гергиевским крестом за храбрость.

Дело за вами

История с прадедом самой Вероники, единственным среди братьев Шелякиных полным Георгиевским кавалером, тоже достаточно таинственная. В отличие от братьев, он выбрал для себя сухопутную службу. Служил в первом Сибирском стрелковом полку. Дослужился до подпрапорщика. А вот за что он был удостоен столь высокой награды, неизвестно. После войны занесло Михаила Акимовича аж на Камчатку. Там женился. Имел двух дочерей и четверых сыновей. Переехал вместе с семейством в Подольск.

- Прадед и прабабка похоронены в Подольске, — продолжает рассказ о своей семье Вероника. – Но сегодня этого старого городского кладбища уже не существует. На его месте разбит парк и гуляют влюбленные парочки.

- Вероника, а вашей семье всегда сохранялась память о героическом прадеде?

- Я, во всяком случае, не помню, чтобы от меня что-то скрывали. Хотя, это уже было в девяностые годы. Но и мама мне не рассказывала о каких-то сложностях. Всегда было много семейных фотографий. Мама вспоминала, как расспрашивала, кто на них. И ей рассказывали об истории рода. Сегодня в Нармушади у меня живет тетя Нина. А еще в селе есть улица Шелякиной. Она названа в честь ее мамы, школьной учительницы, всю жизнь проработавшей в местной школе. А вот кресты прадеда, как и наградные часы его брата, не сохранились.

- А вы чувствуете какую-то родовую связь? Ощущаете себя потомком такого замечательного семейства?

- Да. Это чувство трудно описать словами. Но когда я приезжаю в Нармушадь, то буквально кожей ощущаю, что это мой дом, моя земля. Хотя родилась и выросла я в Рязани. И вот, когда с Иваном познакомилась, сразу возникло чувство родственности, близости, понимания. Хотя мы ведь ни разу с ним не виделись. Наверно, это и есть генная память.

Старые семейные фотографии. Удивительные лица рязанских речников из старинного монастырского села Нармушадь. Георгиевские кресты на груди и какой-то не сегодняшнее, не современное спокойствие в глазах. Как будто говорят братья Шелякины своим потомкам: «Мы свою жизнь достойно прожили. Теперь дело за вами».

Михаил Колкер

Другие материалы из цикла:

Забытая война или Почему обидно за державу?


Банер-на-ПроРязань-мелкий
Читайте также:

Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта