Проект «Рязань - Родной город»|Воскресенье, Апрель 23, 2017|08:29
Вы здесь: Главная » новости » Как рязанские присяжные оправдывают обвиняемых в убийствах и педофилии. Часть первая
  • Подпишись!

Как рязанские присяжные оправдывают обвиняемых в убийствах и педофилии. Часть первая 

49f6e78435aba4dd7bedd1320d64b985

Мужчина с восточной внешностью скромно сидел на скамье в зале заседаний прямо напротив судейской трибуны. Это уже не скамья подсудимых. Несколькими минутами ранее присяжные заседатели вынесли вердикт: 32-летний уроженец Узбекистана Баходир Нормарзиев невиновен в убийстве двух своих земляков. Мужчина знал, что после того, как судья зачитает приговор, он выйдет на свободу, где не был долгих 11 месяцев. Но, несмотря на это, нервничал: склонив голову, теребил капюшон куртки, которая лежала рядом с ним. На лице чуть заметная улыбка. Редкий случай, когда подсудимый улыбается.

Обвиняли Нормарзиева ни много ни мало — в убийстве с особой жестокостью двух человек. В ночь на 5 февраля 2011 года в Рязани загорелся деревянный дом. Огонь быстро охватил все строение. Когда огнеборцы потушили пожар и стали разбирать завалы, то обнаружили на пепелище тела мужчины и женщины.

По версии обвинения, накануне вечером между приезжими из Узбекистана, которые вместе проживали в злополучном доме, произошла ссора. Чтобы заставить своих земляков выйти на улицу и уже там выяснить все отношения, Нормарзиев якобы поджег дом. В итоге два человека погибли, еще одному удалось вырваться из огненной ловушки и добраться до медиков.

Коллегия присяжных признала, что дом загорелся в результате поджога, но то, что это сделал именно подсудимый – они посчитали недоказанным. Таким был первый, но не единственный оправдательный приговор 2013 года с участием присяжных заседателей.

Баходир Нормарзиев не скрывал своей радости после освобождения.

Баходир Нормарзиев не скрывал своей радости после освобождения.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ЕСТЬ, ВИНОВНОГО НЕТ

Спустя несколько месяцев в Рязанском областном суде огласили приговор в отношении жителя села Ухолово, которого обвиняли в педофилии. Началась вся эта история летом 2012 года, когда 41-летний кладбищенский работник возвращался пьяным домой. Проходя мимо одного из частных домов, он увидел шестилетнего мальчика и пригласил его в гости под нехитрым предлогом — со щеночком поиграть.

Как только мальчишка поднялся на террасу, могильщик повалил его на диван и начал ртом «совершать действия сексуального характера». За этим его застала бабушка ребенка. К счастью, соседи видели, куда пошел ребенок, и рассказали женщине.
Буквально вырвав ребенка из лап мужчины, бабушка заявила в полицию. Нашли его через несколько часов. Чтобы не попасть в руки стражей порядка, могильщик прятался у себя на огороде в кустах. Он сразу во всем сознался, раскаялся, но заявил, что он-де «не маньяк, на него что-то нашло». Все чистосердечные показания подозреваемого в педофилии зафиксировали на видеокамеру, а экспертиза показала, что одежда мужчины и ребенка соприкасались.

Когда следователи решили проверить его показания на месте преступления, мужчина все четко, опять же, под запись видеокамер показал и рассказал. Но уже через несколько дней, которые он провел на нарах в следственном изоляторе, отказался от своих слов. К такой уловке прибегают многие жулики, вняв «мудрым» речам своих сокамерников. Так и сказал, что ничего не совершал, а все показания давал под давлением, били, мол, его полицейские. Вот только кто именно и как его бил, пояснить не смог. Следователи дважды проверяли оперативников, но никаких нарушений в их действиях не нашли.

На суде мужчина также отказался признать себя виновным, но потерпевшие, в том числе и сам ребенок, подтвердили ранее данные показания. Ребенка допросили особенно подробно перед присяжными. Мальчику приходилось вновь и вновь вспоминать события того дня, но он подтвердил все факты сексуального насилия над собой. Допросили в суде и педагога-психолога, который пояснил, что на предварительном следствии никакого давления на ребенка не оказывалось. Мальчишка, по ее словам, рассказывал все свободно и чистосердечно.

Судья Рязанского областного суда Юрий Хмелев, принимая уголовное дело к своему рассмотрению, все собранные доказательства проверял на «относимость, допустимость и достоверность». Другими словами, всю доказательную базу проверили на законность ее получения и процессуальное закрепление. В том числе проверялись показания самого подсудимого, которые были зафиксированы видеозаписью. В итоге все добытые доказательства суд признал допустимыми, то есть добытыми по закону.

Но на суде подсудимый заявил, что в тот день он вернулся домой пьяным. Прошел через калитку, возле которой стояли его мать и этот самый ребенок, поднялся в избу и завалился спать прямо в одежде. Когда проснулся, вышел во двор, где и встретился с полицейскими. Абсолютно все его показания противоречили объективным доказательствам, которые подтверждали, что ребенок находился в доме у мужчины, включая микроволокна с одежды ребенка на одежде подсудимого и наоборот. Кроме того, когда следователи осматривали участок возле злополучного дома, то нашли сланец мальчишки, который он обронил, когда убегал от мужчины. Потом этот самый сланец могильщик выбросил за ограду дома, чтобы скрыть следы преступления.
Но, несмотря на очевидность совершенного преступления и собранные по делу доказательства, присяжные заседатели… вынесли оправдательный вердикт. Мужчину освободили из зала суда, он отправился в родное Ухолово, а прокуратура принесла ему свои извинения.

«Никогда не думал, что такое может произойти, — сказал после этого журналистам заместитель руководителя Кораблинского МСО СУ СК РФ по Рязанской области Максим Сеничкин. — При наличии очевидцев совершенного преступления, при подтверждении их косвенными и прямыми доказательствами, наличии признательных показаний… Ни одно из доказательств, которые были собраны следствием, не было признано в суде недопустимым. А присяжные высказались за то, что этого ничего не было…»

НЕ ЗНАНИЯМИ, А СТЕРЕОТИПАМИ

Трудно сказать, чего именно не хватило присяжным по этим делам, чтобы признать подсудимых виновными. Все, что происходит в совещательной комнате – тайна за семью печатями, которую никто не вправе знать. Но именно после подобных оправдательных приговоров с новой силой вспыхивают споры о самом институте присяжных заседателей: нужны они или нет, а если нужны, то в каком качестве?

Прекрасный фильм Никиты Михалкова «12» -  ремейк классической судебной драмы американского режиссера Сидни Люмета «Двенадцать разгневанных мужчин». Эту картину любят за яркую актерскую игру, за характеры, которые раскрыты именитыми артистами. Но зачастую реальные присяжные далеки от актерских образов.

Есть устойчивое мнение, что выбранные в коллегию присяжных люди, при рассмотрении того или иного дела, руководствуются в первую очередь своими стереотипами и порой просто не способны объективно оценивать представленные доказательства.

- К сожалению, у многих людей существует презумпция недоверия к следователю, полицейскому, прокурору, — рассказывает замруководителя отдела процессуального контроля СУ СК России по Рязанской области Александр Чикалов. — Раз говорит человек, что его били в полиции, значит, его били. Раз говорит, что давал одни показания, а следователь написал другие – значит, так и было. Есть в обществе такое ожидание, недоверие… Известно, что суд присяжных является отображением господствующих среди непрофессионалов в области права представлений о справедливости, гуманности и объективности. При этом иногда присяжные, как носители бытового правосознания, принимают решения, которые противоречат не только закону, но и здравому смыслу. Руководствуются своими мотивами, о которых порой остается только догадываться. Очевидно, что рассчитывать на объективную и непредвзятую оценку присяжными доказательств, представленных стороной обвинения, в этой ситуации не приходится.

«ГДЕ НАРОД ДО ТОГО НРАВСТВЕННО ПРОСТ…»

В ноябре 2011 года 60-летняя жительница Михайловского района вместе со своей дочерью обворовала магазин, стащив оттуда алкоголь и туалетную воду. Момент кражи четко зафиксировали камеры видеонаблюдения. Чтобы избежать уголовной ответственности и помочь своей дочери, женщина пыталась передать полицейскому 43 тысячи рублей. Ей было невдомек, что полицейский, после того, как ему поступило предложение о взятке, доложил начальству, и в его кабинете установили скрытые камеры. В результате при передаче денег, женщину задержали.

Илья Репин. Портрет юриста и историка польской литературы Владимира Спасовича.

Илья Репин. Портрет юриста и историка польской литературы Владимира Спасовича.

Но, несмотря на свидетельские показания, которые обличали обвиняемую, наличие записей ее разговоров с полицейскими, заключение судебно-лингвистической экспертизы, согласно которой сотрудники полиции не побуждали женщину передавать деньги, присяжные ее оправдали…

- Думаю, что наиболее вероятной причиной вынесения оправдательного вердикта является низкий уровень бытового правосознания, — продолжает Александр Александрович, — для которого характерно восприятие дачи взятки как вынужденного или даже социально приемлемого поведения. Возможно, присяжные заседатели посочувствовали подсудимой преклонного возраста, которая хотела освободить родную дочь за совершенную кражу.

Известный русский юрист Владимир Спасович писал по этому поводу в 1860 году: «Где народ до того нравственно прост, что значительное большинство его и не разумеет преступности большинства преступлений; где он до того не привык судить и мыслить, что законодатель не полагается еще на личное убеждение не только в массе народа, но и в своих судьях-техниках, где народ до того политически прост, что, соболезнуя казнимым, смотря на них как на несчастных, считает суд страшилищем, от коего следует бежать; где безотчетный страх в отношении к начальству заступает место уважения к закону, а сам закон уважается не как форма известной нравственной идеи, а как начальственный приказ – там введение учреждения присяжных является делом просто невозможным…»

Читать также: Как рязанские присяжные оправдывают обвиняемых в убийствах и педофилии. Часть вторая



Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта