Проект «Рязань - Родной город»|Понедельник, Март 8, 2021|12:27
Вы здесь: Главная » новости » Победы и разочарования рязанской архитектуры: Каким будет наш город через 20 лет?
  • Подпишись!

Победы и разочарования рязанской архитектуры: Каким будет наш город через 20 лет? 

DSC_4554

Среда обитания… Каждый из нас включает в это понятие разные, порой взаимоисключающие, вещи. Кому-то важен покой и уют, тихие семейные вечера у камина. А кто-то, наоборот, стремится к шуму и суете мегаполиса со светом рекламы, калейдоскопом лиц, знакомств, событий. Но в любом случае представить себе сегодняшний город без определенной архитектурной концепции невозможно. Она не всегда может быть изложена на бумаге, облечена в слова и специальные термины. Однако достаточно просто пройтись по городу, вглядеться в «лицо» улицам и площадям, чтобы стали понятны общие тенденции градостроительной стратегии.

ГОЛОВНАЯ БОЛЬ АРХИТЕКТУРНОГО ДУЭТА

– Я думаю, что одна из основных проблем сегодняшней Рязани состоит в том, что мы не умеем, а подчас и не хотим договариваться, – считает генеральный директор архитектурной фирмы «Промгражданпроект», автор ряда знаковых рязанских проектов последних лет, кандидат технических наук Валерий Кираковский. – Возможно, где-то бурные споры приносят пользу, но когда дело касается такого важнейшего направления жизни города, как его архитектурный облик, изначально надо договориться об «опорных» точках, базовых моментах с которых будем начинать движение, и хотя бы в общих чертах представлять, куда мы движемся. Без этого договора мы обречены «ходить по кругу», постоянно натыкаясь на одни и те же препятствия.

– Валерий Владимирович, архитектуру часто сравнивают с застывшей музыкой… Так какую архитектурную музыку мы играем в Рязани?

– Признаюсь, не очень люблю это достаточно банальное сравнение. Красивая фраза, за которой чаще всего ничего не стоит. Но если говорить в этой системе координат, то прежде всего необходимо проанализировать гармонию, музыкальный строй… А потом у каждого свои музыкальные предпочтения. Например, мне ближе рок, а вот мой уважаемый коллега главный архитектор Рязанской области Вячеслав Макаров яростный поклонник джаза и авторской песни, и из нашего дуэта ничего кроме головной боли не получится. Нот ведь всего семь, но от того, как они организованны зависит, что мы получим на выходе: сороковую симфонию или собачий вальс.

– Часто приходится слышать, что сегодняшняя застройка, особенно центра города – это, в лучшем случае, банальное подражательство европейским образцам. Мол, благодаря усредненным архитектурным решениям Рязань теряет свою историческую индивидуальность. Насколько такая точка зрения соответствует действительности?

– Давайте обратимся к истории архитектуры – практически любые градостроительные формы проходят три этапа. Полное отрицание, обвинение в пошлости, равнодушие, и, наконец, признание эталоном стиля. Вдумайтесь – то, что мы сегодня считаем тем самым историческим лицом Рязани, знаменитая «казаковская застройка» (здание Дворянского собрания на улице Ленина, дом Салтыкова-Шедрина, особняк Шереметьева и практически все, что сохранилось от градостроительного плана Казакова) каких-нибудь два века тому назад считалось знатоками примером архитектурной безвкусицы. И вот сегодня мы готовы вновь защищать наш город от современных вандалов посмевших покуситься на святая святых.

– Но ведь вы не будете отрицать, что середина девяностых нанесла сокрушительный удар по облику областного центра?

– Знаете, я не сторонник той точки зрения, что каждый деревянный домик в центре города нужно превращать в музей лишь по той причине, что он был выстроен в XIX веке. На мой взгляд, далеко не все старые здания являются памятниками архитектуры и имеют культурно-историческую ценность. Думаю, что за последние несколько десятилетий в Рязани появилось немало вполне достойных здании в самых различных стилевых решениях. Просто должно пройти определенное время, чтобы ушло все наносное, и люди смогли бы взглянуть на городские улицы непредвзято. Да что там далеко ходить… Вспомните хотя бы советское время. Сколько было споров вокруг здания драматического театра и общего вида Театральной площади или цирка, или почтамта. Разве сегодня можно представить областной центр без этих здании? А ведь прошло всего ничего, каких-то тридцать – сорок лет. По архитектурным меркам – это минуты.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ

Понимаю, что точка зрения Валерия Кираковского на современные архитектурные проблемы довольно спорна. И скорее всего, вызовет неудовольствие у многих защитников рязанских улочек. Тем не менее, не согласиться с тем, что сегодняшняя среда обитания требует современных архитектурных решений, вряд ли возможно.

– Помните, так называемый строительный кризис конца прошлого десятилетия? – спрашивает главный архитектор Рязанской области, начальник областного управления архитектуры Вячеслав Макаров. – Тогда даже некоторые специалисты связывали спад в отрасли, с отсутствием новых градостроительных идей. Однако на поверку оказалось, что идей у нас вполне достаточно, а временная пауза дала возможность проанализировать ситуацию и выйти на новый современный уровень архитектурного мышления. Надо заканчивать бороться с ветряными мельницами и заниматься конкретными проблемами. Вспомните недавние бурные споры вокруг Генерального плана Рязани. Сколько было переломано копий вокруг очевидной истины – без территориального долгосрочного планирования город развиваться не может (не могу удержаться от собственного комментария – но ведь развивался! Другой вопрос, куда нас это развитие завело… — авт.). Казалось, сделаем Генплан, и все будет хорошо. Сделали. Хороший или плохой – речь сейчас не об этом. Оказалось что это вовсе не панацея. Ведь генплан это только пятна – тут сквер, здесь жилой микрорайон, здесь кладбище. К нему еще нужен точный перечень: какие проекты в какие сроки и за какие деньги должны быть разработаны и когда реализованы. Необходимо понимать – Генплан это только идеология развития города. И это отнюдь не догма, а живой процесс, который может и должен корректироваться. Думаю, что Рязань в ближайшие двадцать лет будет развиваться в основном за счет микрорайонов. Застройка центра города сегодня очень затруднена и находить участки под строительство с каждым годом все сложнее. Так что исторический центр вряд ли ждут какие-то значительные архитектурные изменения.

РЯЗАНЬ УНИЧТОЖЕНА?

Конечно, рассуждения профессионалов вызывают уважение. Тем более что тот же Валерий Кираковский чуть ли не ежедневно на практике сталкивается с проблемами городской застройки. Однако основные вопросы, как раз и возникают в связи с градостроительной идеологией, концепцией архитектурного развития областного центра. И если уж быть до конца откровенным, сама концепция, во всяком случае в сегодняшнем ее воплощении, выглядит несколько странно. Что пришло на смену купеческому городу? Более чем спорные произведения рязанского хай-тека – яркий пример печально знаменитое «яйцо» на улице Некрасова, в двух шагах от кремлевских храмов. Какая градостроительная идеология заключается в этом здании буквально «выламывающимся» из окружающего городского ландшафта?

– Старая деревянная, купеческая Рязань уничтожена, – решительно заявляет студент 3-го курса Политехнического института, отделения архитектуры и градостроительства Михаил Нестеров. – Давайте, наконец, признаем это, как свершившийся факт. Пройдитесь по Щедрина, Вознесенской, Маяковского, Яхонтова… Где знаменитые резные теремки? На их месте или краснокирпичная застройка середины девяностых или сегодняшние произведения элитного лже-модерна. Однако лить крокодиловые слезы над утраченной красотой, на мой взгляд, занятие бесперспективное. Конечно, было сделано много ошибок. Кто же спорит… И, к сожалению, исправлять эти ошибки, очевидно, придется нашим детям и внукам. Но эра «краснокирпичных замков» практически сошла на нет. Сегодня заказчики стали гораздо разборчивее, и даже те, кто в свое время поддался модным веяниям, перестраивают здания, придают им более современный облик. На мой взгляд, находить компромисс между коммерческой застройкой и историческим лицом города вполне возможно. Нужны обязательные для всех участников градостроительного процесса правила. Сколько уж ведется разговоров вокруг полного моратория на строительство в историческом центре. И вроде бы никто против этого не возражает. Но оказывается, что границы этого центра точно не обозначены. Кто-то отсчитывает его от кремля и до площади Ленина (так называемая зона кремлевского холма – авт.), кто-то «пристегивает» сюда улицу Ленина до Театральной площади с одной стороны и Первомайский проспект до Дома художника с другой. В общем, полная неразбериха. И это только один пример изначальной неопределенности градостроительного плана. Сегодня проектный институт, с которым я сотрудничаю, по заданию городской администрации, занимается разработкой градостроительных правил. Это будет своеобразный рязанский «нельзя».

ФАНТАЗИИ В РАМКАХ БЮДЖЕТА

Узнав мнения рязанских «классиков жанра» по поводу главных архитектурных проблем областного центра, мы захотели познакомиться поближе и с молодыми рязанскими архитекторами. Надо сказать, что студентов рязанского политеха, а если быть точным – Рязанского института филиала Московского государственного машиностроительного университета, вопросы градостроительной стратегии не слишком интересуют.

– На мой взгляд, архитектура, как и политика – это, прежде всего, искусство возможного, – считает студентка 2-го курса отделения архитектура и градостроительства Елена Калмыкова. – Что толку проектировать объекты, на которые вряд ли найдется заказчик. Не лучше ли опираться на реальную ситуацию в городском градостроительном комплексе и искать возможность сотрудничества в уже определившихся направлениях.

Возможно, такой прагматичный подход, на первый взгляд, кажется не слишком романтическим. А где же громадье планов, безумные идеи, споры до хрипоты – все то, что мы привыкли считать признаками творческой молодости и таланта?

– Время, когда студенты-архитекторы ночами простаивали за кульманами и создавали коровники в стиле рококо, давно ушло в прошлое – считает старший преподаватель кафедра архитектуры и градостроительства Леонид Курагин. – Сегодня и кульманов-то практически не осталось… В век цифрового проектирования все диктует заказчик, а точнее – возможности его бюджета. Полет фантазии, конечно, необходим, но в рамках обозначенного финансирования.

Изначально мы хотели получить ответ на вопрос каким будет наш город через двадцать лет… Признаемся честно, наш вопрос так и остался без ответа. Более того, создается впечатление, что наших собеседников он, если и интересует, то чисто в гипотетическом плане. Они, в основном, заняты проблемами дня сегодняшнего. Что вполне объяснимо. Возможно время, когда мы сможем серьезно заниматься долгосрочным планированием в такой сфере, как градостроительство, еще впереди…

DSC_4554 DSC_1159+ DSC_1409+ DSC_2751 DSC_2756+ DSC_4548 1

Банер-на-ПроРязань-мелкий

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта