Проект «Рязань - Родной город»|Среда, Февраль 28, 2024|00:14
Вы здесь: Главная » Без рубрики » Олег Кузьмин: полет Юрия Гагарина был под угрозой
  • Подпишись!

Олег Кузьмин: полет Юрия Гагарина был под угрозой 

<![CDATA[Со стартового комплекса Байконур 4 октября 1957 года был успешно произведен первый пультовый запуск спутника Земли. Это было рождение новой эры! С тех пор прошло 55 лет. В этом году нас уже ждут реконструкция российского сегмента МКС и новые страницы в исследованиях Марса, Луны, Меркурия и дальних планет Солнечной системы. <div[image]" alt="" />
На фоне пустого старта.
С космодрома Байконур
был осуществлен пуск ракеты-носителя,
которая вывела на околоземную орбиту
первый советский грузовой корабль «Прогресс-1».

 


Молодой испытатель Олег Кузьмин
на рабочем месте – около наземной телеметрической системы.

 


За 30 минут до пуска космического аппарата
с Леонидом Ватиховичем (слева), который участвовал в запуске
первого спутника и Юрия Гагарина.
Снимок сделан во время визита Де Голля,
тогда – президента Франции. (Поэтому испытатель в штатском.)

 

До этого фотографии были вывезены в Рязань инкогнито и хранились по-особенному. «На Первомайском проспекте у нас было подвальное помещение, довольно теплое. Там я хранил свои стихи, которые тогда нельзя было опубликовать, много книг и вещей, которые не были доступны чужому взгляду», – открывает свой секрет Олег Дмитриевич.

На территории части находилось общежитие, куда и попросился жить, вместо уютной квартирки в военном городке, Олег Кузьмин. Так сложилось, что прямо под комнатой, где он расположился, находилось жилье знаменитого теоретика космонавтики Мстислава Келдыша. «У нас душевая и уборная были на этаже, у Келдыша – отдельно, – вспоминает Олег Дмитриевич. – Мы с ним никогда не встречались в самом общежитии – входы для гражданских и офицеров были разные».

Совсем близко, почти напротив общежития, стояли домики – отдельное жилье для особенных людей. В таких домиках жили Королёв и Гагарин. Спустя годы службы Олегу Дмитриевичу доводилось бывать там. «Очень скромные домики, две комнатки, в них – две кровати и ничего больше», – описывает он.

Был на территории части даже нештатный музей космонавтики, заведовал которым друг Олега Дмитриевича, Владимир Степанов. Жена Владимира, Лидия Довгаль, работала в «нулевке», которая обслуживала самого Королёва, видела уже тогда всемирно известных отцов и сынов российской космонавтики практически ежедневно. Это сыграло определенную роль и в судьбе Олега Кузьмина. Но об этом – чуть позже.

– Вначале я работал на системе радиоуправления, которая дает команду на выключение двигателей ракетоносителя. Когда аппарат достигает орбиты, двигатели должны быть выключены. Когда запускали Гагарина, получилось так, что бортовая радиотехническая система не сработала, – открыл завесу полувековой тайны Олег Дмитриевич. – Через определенное время тогда сработала автономная система. Потому Гагарин приземлился не в Казахстане, а в Саратовской области.

В разных источниках мы находим следующие данные: «На высоте семь тысяч, согласно программе полета, Юрий Алексеевич катапультировался из кабины корабля и на парашюте стал опускаться на Землю. Многие люди до сих пор путают место приземления космонавта и кабины корабля. В официальной печати сообщалось, что Ю.А. Гагарин приземлился «в заданном районе» в кабине корабля «Восток». Это неправда. Юрий Алексеевич автономно приземлился на парашюте.

«Заданный район» недолго был секретным, но в печати и ныне нет-нет да и появится это выражение – «заданный район». Он теперь известен: деревня Смеловка в Саратовской области, в 27 километрах южнее города Энгельса. Географические координаты: 51°16’ северной широты и 45°59’ восточной долготы».

На той системе, которая не сработала во время полета Юрия Гагарина, и продолжал работать Олег Кузьмин. «Я лично готовил эту систему на Земле, в МИКе, – поясняет Олег Дмитриевич. – Но телеметрическую информацию принимали уже другие люди. Пункты приема информации стояли от Тюратама до Камчатки… В дальнейшем система работала нормально. Хотя замечания были, и тогда в первую очередь спрашивали и с военных, и с гражданских, которые проверяли систему, – они разрабатывали ее в институтах, готовили на заводах. Мы же проверяли работоспособность всех систем на техническом и стартовом комплексах.

– Я работал на КРЛ САС – командной радиолинии системы аварийного спасения космонавтов, – продолжает рассказывать Олег Дмитриевич. – Именно там находилась кнопка «Д1». Ее нажимает стреляющий, чтобы спасти космонавтов, отстрелив космический аппарат в случае серьезной аварии. Таким образом спаслись Стрекалов и Титов.

Тогда кнопку нажал командир главной части, начальник управления Алексей Шумилин, который в 1992 году стал начальником космодрома. Он дал команду на включение САС. Старт был загублен, ракета взорвалась. Это был единственный случай спасения космонавтов. Впечатленный этим событием, Олег Кузьмин тогда написал:

«Впервые дал команду на включенье САС
Из бункера носителя Шумилин.
Решением своим он космонавтов спас:
Стрекалов жив и жив Титов Владимир».

Олег Дмитриевич продолжил: «Пультовая носителя помещалась в бункере, и через перископ, как в подводной лодке, командующие смотрели, что делается на старте. В бункере тогда был не я, а один из моих подчиненных. Я в это время находился недалеко от старта. На самом старте во время пуска никого не было – всех вывезли. В это время выводят в поле всех солдат из казармы. Поэтому все стояли и смотрели за пуском. Спрятаться негде было, но мы находились на расстоянии нескольких километров. Хотя был однажды случай, когда летела «боковушка» (один из четырех пакетов первой ступени – автор) и грохнулась рядом с технической позицией. Но никого не убило. Только часовой упал с вышки, может, даже от страха».

Вернемся к семье Степановых, с которыми дружил Олег Кузьмин. Лидия, как было написано выше, работала в столовой, обслуживающей командный состав. Как-то она пригласила к себе в гости Юрия Гагарина. Так и получилось, что в маленькой комнате встретились Лида, ее будущий муж Володя, Олег и сам Гагарин, тогда уже совершивший свой первый полет.

– Мы с Володей были в форме, а Гагарин – по гражданке. После я его, конечно, еще встречал по гражданке. Например, в солдатский клуб он заходил как-то играть в бильярд. Тогда он был, как сейчас помню, в полосатой футболке, – вспоминает Олег Дмитриевич.

В тот день первой близкой встречи они просто сидели в комнате и разговаривали. Юрий Алексеевич тогда подписал для Володиной дочки Лены книжку по радиотехнике: «Будь такой, как твой папа». Олег робко наблюдал за живой легендой.

Но скованность исчезла, когда они всей компанией вышли прогуляться по территории части. «Мы пели песни, в основном песни Окуджавы. А еще я тогда спросил Юрия Алексеевича, как выглядит Земля из космоса. И он мне рассказал, что это непередаваемое зрелище, сказочное!» – вспоминает Олег Дмитриевич.
После они виделись исключительно на полигоне, когда Юрий Алексеевич приезжал на запуски космонавтов.

Последние десять лет Олег Дмитриевич на технике не работал, к тому времени он перешел в организационно-управленческую структуру и непосредственного участия в запусках не принимал. «Я писал доклады, описывал замечания, поступающие во время подготовки, приказы на подготовку космического аппарата на техническом комплексе, на его запуск», – рассказывает Олег Дмитриевич. На Байконуре он проработал до 1992 года.

В том же 1992-м приехал в Рязань, на землю, где похоронены все предки. Некоторое время работал в управлении гражданской обороны, начал писать воспоминания. Спустя десять лет начал сбор информации о людях, которые служили на Байконуре и живут в Рязани. «Очень помог в этом областной военкомат, – говорит Олег Дмитриевич. – Особенно Юрий Викторович Суляев, который тогда там работал». Неудивительно, что Юрий Суляев откликнулся на просьбу ветерана более чем охотно, ведь его отец тоже служил на Байконуре. После катастрофы, произошедшей 24 октября 1960 года при старте ракеты Янгеля, когда погибло около 100 человек, Виктор Васильевич Суляев остался жив.

– Хотелось бы и дальше продолжать работу по сбору информации о служивших на Байконуре, – высказал свое пожелание Олег Кузьмин.

На этом наша первая встреча с Олегом Дмитриевичем завершилась. Но осталось еще немало уникальных снимков. Мы договорились встретиться еще не раз, чтобы рассказать вам, уважаемые читатели, еще много интересного о великом времени начала космической эры.

Олег Кузьмин: Я – испытатель, и этим горжусь!

Начало космической эры

Осенью в начале октября
На второй площадке многолюдно.
Королёв волнуется не зря –
Уверенным нельзя быть абсолютно.

Главное волненье впереди,
Все решится в тюратамском старте.
Первый спутник, нас не подведи,
Проложи витки на звездной карте.

«Ключ на старт!» – команда прозвучала.
Грохотом, огнем пронзило степь.
Вся земля в округе задрожала,
И ладони начали потеть.

Медленно ракета поднимаясь,
Набирает скорость на пути.
В небе лишь полосочка осталась,
Грохот еле слышится вдали.

Заискрилися глаза у Королёва.
Спутник стал сигналы посылать.
Важный запуск – космоса основа.
Все друг друга стали обнимать.

В этот миг, счастливый и бесценный,
Никто из них еще не осознал:
Человек – творение Вселенной –
Эру космоса в истории зачал.

> Наша справка

Олег Дмитриевич Кузьмин

Родился в Симферополе, откуда уехал еще до достижения годовалого возраста. Больше побывать на родине не довелось. Отец, Дмитрий Лаврентьевич, в свое время окончил Рязанское пехотное училище и два военных вуза в Москве. Мама, Зинаида Федоровна Дергачева, уроженка Старожиловского района Рязанской области.
Пока отец переезжал из части в часть, Олег с матерью жили у деда, в деревне Малые Полянки близ станции Хрущево. Но в школу пошел уже в Москве, окончил – в Саратове. Затем поступил в Серпуховское военное училище. В 1961 году окончил его по специальности «радиотехнические средства управления и контроля». С тех пор началась его «космическая» жизнь… Женат. Две дочери – Татьяна и Елена. Внук Сергей, внучки: Ксения и маленькая Аня (полтора годика).

Наталья Демидкова

]]>

Читайте также:

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта