Проект «Рязань - Родной город»|Четверг, Октябрь 19, 2017|22:44
Вы здесь: Главная » новости » Культура » В едином стиле: Печорин на сцене Рязанского театра для детей и молодёжи
  • Подпишись!

В едином стиле: Печорин на сцене Рязанского театра для детей и молодёжи 

1

30 июня Театр для детей и молодежи завершил свой театральный сезон премьерой спектакля «Княжна Мери» по мотивам произведения М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». «По мотивам» в данном случае ключевой момент. Он определяет всю концепцию постановки. Однако ни на афише, ни на программке этих слов нет, а «Княжна Мери» озаглавлена как романтическая драма. С этим можно и поспорить.

            Думаю, трудно найти в нашей стране человека, который бы не был знаком с романом «Герой нашего времени». Это и понятно, потому что все в школе, хочется верить, читали эту книгу. Некоторые даже писали сочинение об этом произведении и, в частности, об образе главного героя, противоречивый характер которого традиционно обсуждается на уроках. Поэтому нет смысла в этой статье объяснять, кто такой Печорин. Этого сложного и неоднозначного персонажа русской литературы, тем не менее легко себе представить, исходя из текста или хотя бы экранизаций романа. В свое время роль Печорина в кино великолепно исполнил Владимир Ивашов. Именно такого Печорина, красивого, выразительного, одновременно страстного и скучающего, благородного и жестокого, изобразил в своей книге Лермонтов, а Ивашов блестяще сыграл в фильме. И мы привыкли видеть его таким. Но кто мешает, например, театру интерпретировать этот образ по-своему? Никто! И это очень интересный эксперимент.

            Режиссёр Марина Есенина поставила себе задачу инсценировать одну из пяти частей романа, не следуя строго за лермонтовским текстом, а наделяя его атмосферой совсем противоположной психологическому роману. Спектакль по воле режиссёра обретает трагикомическую природу, причем конфликт получает поверхностную прямолинейность, а характеры действующих лиц четко обозначенную условность. Таково оригинальное режиссерское решение, и все элементы постановки работают на него.

5

Так, в самом начале спектакля перед зрителями в комических позах появляются представители светского общества: дамы и господа в белых одеждах под синим освещением выглядят как фарфоровые фигурки на полке у мещанской барышни. Это просто масса: хохочут однообразно и хором, одновременно издают возглас удивления или восторга. Совершенно безликая группа лиц, у которых только один интерес – распространять слухи и сплетни. Вполне лермонтовское описание высшего света из стихотворения «Как часто, пестрою толпою окружен…»: «Мелькают образы бездушные людей, // Приличьем стянутые маски…». Толпа, ходячие маски – это первый уровень условности.

Следующая планка чуть выше – образы главных героев, а именно: Мери и Грушницкий. Мери глупа, избалованна, поверхностна и наивна, её драма не вызывает сочувствия, и в целом она совсем не выразительна. Это ни в коем случае не вина исполнительны роли Екатерины Васильевой. Она как раз выполнила режиссёрскую задачу, которая заключалась в том, чтобы образ Мери выглядел намного бледнее в отличие от образа Веры. И это также, в принципе, соответствует роману.

12

О Вере мы поговорим подробнее немного ниже, а пока перейдем к образу Грушницкого (Артём Бучнев). Вот здесь и кроется самая что ни на есть условность и «произвол». Не хотелось бы выглядеть книжным педантом, разыскивающим любое отступление от авторского текста, но данное замечание действительно принципиально. Судя по всему, режиссёру нужно было, чтобы Грушницкий в спектакле предстал благородным человеком, хотя это в корне противоречит замыслу Лермонтова. В сцене дуэли Лермонтов подробно описал, как Грушницкий, зная о том, что пистолет Печорина не заряжен, первый стреляет в безоружного противника и даже ранит его в ногу. Печорин страшно возмущен этим поступком, который больше походит на намеренное убийство. Справедливости ради, стоит сказать, что Грушницкий очень переживал и долго не решался нажать на курок, но все же выстрелил. О каком благородстве здесь может идти речь?

917

Теперь о том, что мы видим на сцене. В спектакле Грушницкий так и не решается выстрелить в Печорина и стреляет в воздух. Стоит также сказать, что на всю эту подлую затею с пистолетами Грушницкий соглашается, будучи в нетрезвом состоянии, что, видимо, по замыслу режиссёра, опять же несколько его оправдывает. А сцена объяснения Печорина с Мери уже после дуэли, когда Мери, как бы не замечая самого Печорина, идет навстречу уже погибшему Грушницкому, который, как ангел, появляется перед зрителями, уже явно делает этот образ чётко положительным. Вот оно незамысловатое противопоставление: плохой Печорин – хороший Грушницкий. Вот он конфликт на поверхности: злой Печорин отбивает невесту у доброго Грушницкого, а потом убивает соперника, а следом бросает обманутую девушку. Однако Печорин не чувствует своей победы, так как он одинок, а одинок он потому, что никогда и ничем не жертвовал ради любви. Мораль: крайнее проявление эгоизма приносит страдание всем и, в первую очередь, самому человеку.

28

Всё справедливо. Лермонтов говорил об этом своим романом, но он также говорил ещё кое-что: любая ложь и предательство заслуживают наказания. В этом произведении нет положительных героев. Все они: и Мери, и Грушницкий, и Вера – так или иначе обманывали и предавали. Мери – Грушницкого, Грушницкий – Печорина, Вера – своего мужа. Все они заслуживали наказания, и Печорин самовольно взял на себя миссию это наказание свершить. А равнозначно ли наказание преступлению – это другой вопрос.

Почему Марина Есенина отказалась от этой мысли? Предположу следующее: спектакль – это единое целое, и это единство существует ограниченное время, два часа. За эти два часа у зрителя должно остаться некое общее впечатление, которое во многом создает стиль самой постановки, особенная подача материала. Если режиссёр решила ограничиться условными образами, образами-символами, носителями какой-то одной определенной черты, значит нужно следовать этому правилу во всем и до конца. Если задалась целью подать спектакль как трагикомическое действие, то и актеры должны работать на соответствующий эффект у зрителя. Должны быть и комические ситуации, и юмор, и анекдоты, ну и трагедийность в финале – все это мы видели в постановке.

204

Само утверждение на роль Печорина Дмитрия Мазепу, известного своим блестящим дарованием исполнять комедийных персонажей, выглядело как вызов. Однако в концепции данного спектакля Печорин-Мазепа оказался очень органичен. Своими монологами, исполненными с надрывом, эмоционально, Дмитрий Мазепа больше походил на Чацкого, чем на замкнутого, внешне бесстрастного Печорина. Однако по ходу спектакля становится понятно, что Печорин во многом играет свои переживания и как бы со стороны любуется ими. Комично ли это? Да, это очень комично, когда человек думает о себе как о каком-то исключительном, обреченном, демоническом создании, а на самом деле является обычным  эгоистом. Удивительно, что Дмитрию Мазепе удалось соединить эти две непохожие друг на друга стихии: близкую себе комическую и серьезную драматическую. И результат получился хоть и неожиданным, но не отстраненным от реальности, не абстрактным, а вполне бытовым и понятным. Такой не похожий на Печорина Печорин, но такой оригинальный и, что важно, художественно, логически и психологически выверенный. В этом большая заслуга актера.

228

Стопроцентным «попаданием» в лермонтовские образы стали Вернер (Владимир Баранов) и Вера (Марина Заланская). Смотреть на Владимира Баранова – это всегда получать удовольствие от актёрской игры. Любое сказанное им слово создает впечатление не заученного текста, а фразы, рожденной непосредственно, по ходу разговора. Особенно мощно и напряженно прозвучали слова, обращенные к Печорину после дуэли: «Вы можете спать спокойно… если сможете…». Произнесены они были без пафоса и заметной иронии, поэтому выглядели особенно драматично. Это пример того, как может только одна фраза передать всю суть характера персонажа. Вера в исполнении Марины Заланской – символ страдающей женской души. Но символ не из-за условности (как раз наоборот, в Вере-Заланской, может быть, даже больше психологизма, чем у героини Лермонтова), а во всеохватности душевных переживаний, причина которых заключается в безответной любви. И тревога, и страсть, и ревность, и зависть к сопернице, и стыд – вся эта гамма чувств пронеслась перед зрителями всего лишь за несколько выходов актрисы на сцену. Отдельных аплодисментов заслуживает монолог несчастной матери, переживающей за свою дочь, Княгини Лиговской в исполнении заслуженной актрисы РФ Людмилы Сорокиной. А также образ Драгунского капитана (Константин Зенков) просто не мог не запомниться зрителям. Его бравурное обращение «Господа!» выглядело очень комично и выразительно. Поистине маленьких ролей не бывает.

27Отдельного и особого внимания заслуживает сценография спектакля. Выше уже было сказано, что все элементы постановки работают на режиссерский замысел, и оформлению в данном случае отведена огромная роль. Общая идея – плоскость, прямая и наклонная линия. Ощутима параллель с концепцией спектакля: плоскость в характерах, прямота конфликта. Ущербность духовной составляющей подчеркивает аскетизм декораций, выполненных в белом цвете (художник-постановщик – Александр Якунин). Но белый цвет помимо содержательной цели обеспечил ещё и чисто техническую. Художник по свету (Анастасия Кузнецова) использовала эту сценографию по максимуму. На огромных белых холстах синий, красный, оранжевый, фиолетовый свет выглядел необыкновенно выигрышно. Эти световые решения оказались очень приятны глазу. Сцена дуэли, происходившая в прямоугольной щели ровно с человеческий рост между черными кулисами, замечательна по своему изобразительному эффекту. Ко всему прочему она передает скованность, замкнутость человеческой души в кульминационный момент жизни. В целом получилась интересная и незаурядная совместная работа художника-постановщика и художника по свету.

2421

У Рязанского театра для детей и молодежи получился свой Печорин, свой взгляд на идею романа, своя интерпретация образов произведения. Этот эксперимент имеет также чисто образовательную пользу. Когда школьники увидят этот спектакль, думаю, им будет очень интересно на уроках литературы обсудить эту постановку и попытаться найти сходства и различия с текстом Лермонтова. Это может способствовать развитию аналитического мышления и с чисто эстетической стороны воспитать художественный вкус. Тем более классика – это всегда не только содержательно и идейно, но и стильно.

711

156

23

2614

29

230


Читайте также:

Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта