Проект «Рязань - Родной город»|Четверг, Июнь 13, 2024|03:52
Вы здесь: Главная » Без рубрики » Как рязанские верующие пробирались в храм сквозь кордоны милиции
  • Подпишись!

Как рязанские верующие пробирались в храм сквозь кордоны милиции 

Воскресенский храм

Праздник Пасхи отмечали во все времена, даже когда это было опасно и трудно. О том, как встречали Светлое Христово Воскресение в советские годы,  вспоминает почетный настоятель Вознесенского храма города Рязани протоиерей Анатолий Васильевич Лазарев.

«Верую!» и «Катюша»

Для православных это были тяжелые времена: сплошные провокации со стороны светской власти. Молодому семинаристу Московской духовной академии Анатолию Лазареву навсегда врезалась в память одна из пасхальных служб в Свято-Троицкой Сергиевой Лаве, в стенах которой размещалось учебное заведение.

– Помню, к нам приехала целая электричка безбожников, молодых людей. В храме устроили качку, включили транзисторы, запели «Катюшу», – вспоминает отец Анатолий. – Священник с народом поет «Верую!», а они – свое. Это были времена сразу после правления Хрущева. Потом коммунистический бум немного поутих и к верующим стали относиться более-менее спокойно.

Настоятель Вознесенского храма города Рязани протоиерей Анатолий Васильевич Лазарев

Почетный настоятель Вознесенского храма города Рязани протоиерей Анатолий Васильевич Лазарев

Дети прятались в алтаре и у певчих

В Рязань Анатолий Васильевич приехал служить в 1977 году по приглашению владыки Симона, который являлся его преподавателем в Московской духовной семинарии. Год прослужил в Сасово, а потом был переведен в собор Бориса и Глеба, один из двух действовавших в то время в Рязани православных храмов (вторым была церковь на Скорбященском кладбище, — прим. ред.). К тому времени Анатолий Лазарев был уже семейным священником.

– Конечно, самый радостный в году праздник – Пасху – мы стремились встретить всей семьей в храме, – рассказывает отец Анатолий. – Но сделать это было не так-то просто. Храм окружался кордоном  милиции и дружинников, которые делали вид, что охраняют территорию от пьяных, а на самом деле «сортировали» народ. Детей в храме не должно было быть. Если вдруг такое случалось, родителей тут же брали «на заметку». Молодежь также не пускали: ни под каким предлогом. А старичков – тех, пожалуйста, с них что взять, свой век уже отжили. Одним словом, представители светской власти делали все для того, чтобы угнетать православную веру и держать в загоне православных людей.

Своих детей отец Анатолий провозил в храм по-хитрому, на заднем сидении в машине соседа. А в самом храме сына «прятал» в алтарь, куда никто не заходил с проверками, а дочку отправлял к певчим. Кстати, чтобы сами певчие попали в храм, их приходилось встречать у ворот и объяснять дружинникам, что нужно пропустить, иначе служба сорвется.

Три Литургии в одну ночь

И вот, наступает праздник Пасхи, из дверей храма Бориса и Глеба выходит крестный ход.

– Впереди пономари со свечами, дьяконы с кадилами, затем духовенство, – рассказывает отец Анатолий. – Выходим и видим: вся Сенная площадь (сегодня – площадь Маргелова) и улица за ней запружены народом, конца и края не видно, гул, шум, крики… Люди душой понимали, что день-то – святой! И тянулись, шли в храм Божий. А их туда не пускали. Вот они около храма стояли, радовались. Ведь большинство рязанцев все равно были крещеные, редко кто некрещеный.

После крестного хода начиналась Пасхальная заутреня. Конечно, всех желающих храм вместить не мог, но владыка Симон поступал мудро: он служил на Пасху три Литургии: ночную, в 6.00 и в 9.00.

«Весенние кексы»

Традиционно в Великую субботу накануне Пасхальной ночи в храме освящали куличи. В те годы испечь кулич могли себе позволить единицы.

– Это сегодня у нас есть различная бытовая техника, а были времена, когда не у всех имелись газовые духовки, – вспоминает отец Анатолий. – Но выход из положения находился: как раз к Пасхе в магазинах появлялась особая выпечка под названием «Весенний кекс». По сути это и были куличи.

Освящение проходило с восьми утра до восьми вечера. На улице и в крестильном храме святых Иоакима и Анны стояли столы. Народ проходил непрерывной чередой с крашеными яичками, куличами и пасхами. Священники служили парами по часам, сменяя друг друга.

Евангелие переписывали от руки

В советские времена православная вера держалась в основном на тех, кому было за 70 и за 80 лет. Эти люди знали церковные порядки и соблюдали их. Старшее поколение постилось, а молодежь – в зависимости от воспитания. Соблюдать пост во времена очередей и дефицита было достаточно сложно. Не каждый городской житель имел соответствующие запасы: огурчики, помидорчики, капусту.

– Нам, избалованным обилием продуктов и разносолов на полках современных магазинов, этого не понять, – рассказывает наш собеседник. – Сегодня поститься легко: в любом супермаркете, пожалуйста, вам – и винегрет, и грибочки, и фрукты-овощи. А в советские времена нужно было проявить действительную твердость. Тяжело обстояло дело и с духовной литературой. Первое Евангелие было издано в 1959 году в мягком переплете. Конечно, ограниченным тиражом. Потребность помолиться, почитать была, а литературы не было. Молитвословы и акафисты, даже Евангелие многие переписывали от руки. Если человек желал причаститься, но не имел возможности почитать положенного Правила, его допускали к Причастию, но советовали найти нужную литературу, если есть желание и дальше вести духовную жизнь. Да, сложные были времена.

Банер-на-ПроРязань-мелкий

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
russian marriage homepage counter счетчик сайта